Звезды

Популярный польский писатель Януш Вишневский, ставший знаменитым после публикации в 2001 году его первого романа «Одиночество в сети», находится в эти дни в Армении по приглашению Министерства культуры, чтобы представить свою книгу «Гранд» — его первую работу, переведенную на армянский язык. Автор 19 книг Януш Вишневский в ходе творческой встречи с читателями рассказал о женщинах, любви, своих корнях и дебюте в журнале «Плейбой».

Об Армении

Я рад, что во второй раз приехал в Армению. Ужасно, что я не говорю на вашем языке. Мне приятно, что в первый раз вышла моя книга на красивом армянском языке. 

О женщинах

Очень важно уметь слушать женщин. Они умеют рассказывать невероятные истории, которые я потом использую в моих книгах. Женщины говорят очень много. Они говорят об очень важных вещах: эмоциях, чувствах, а не только о спорте и бизнесе. У них можно многому научиться и потом использовать эту информацию. 

Моя мать, будучи беременной, хотела, чтобы родилась девочка. Поэтому возможно, что в душе я немного женщина, хотя с уровнем тестостерона у меня все в порядке. Часто говорят, что я пишу книги для женщин. Но это неправда. Я пишу больше для мужчин, потому что женщины знают все то, о чем я пишу. В каком-то смысле мои женские персонажи имеют мои черты характера. 

«Гранд» — книга о гостинице в Сопоте

С гостиницей «Гранд» связаны самые невероятные истории. В частности, получилось так, что в этой гостинице останавливались Гитлер и де Голль, Шакира, и Джаггер, Путин и Пугачева.  

История гостиницы вообще очень богата встречами и расставаниями, в ней совершались самоубийства и разворачиваются любовные истории. Это невероятная гостиница. Но это книга не об истории гостиницы. Это книга о том, о чем я пишу всегда – о любви. Все остальное в моих книгах только фон, на котором происходит самое важное в жизни человека. 

О любви

На все можно смотреть с разных точек зрения. Иногда я смотрю на любовь — самое главное чувство — как поэт, а иногда я хочу понять это невероятное, непонятное чувство с точки зрения химии, изучаю эту эмоцию на уровне молекул, которые появляются в мозгу человека, когда он влюблен. Эти субстанции красивые, но опасные, так как сродни наркотикам.   

Сам себя я определяю как верующего в Бога физика. Не все можно объяснить с точки зрения науки, а означает, что Бог, возможно, есть. Иногда по понедельникам я хожу в костел, чтобы подумать. Я никогда никого не сужу и не даю советы. 

Часто говорят, что мои книги грустны, потому что я считаю, что писать о счастье скучно.   

Писатель считает литературу любовницей, а науку — женой

Я бы очень хотел иметь больше времени. Я проживаю как бы две параллельные жизни: как ученый и как писатель. Процесс написания книг приносит мне много радости. Наука – моя жена, литература – любовница. Все знают, что мужчины хотят иметь и то, и другое, и им очень трудно выбрать. 

Я получил образование как физик, затем начал работать в сфере информатики в Америке. Потом меня пригласили работать в Германию, но уже для работы в области химии. После того как я начал писать, я начал еще и путешествовать, чтобы встречаться со своими читателями в разных странах. Мои книги переведены уже на 20 языков (последний перевод – на армянский). 

Польско-немецкие корни

Я уже 28 лет живу в Германии. Но так до конца и не уехал из Польши. У поляков всегда есть ритуальный чемодан, с которым он всегда готов вернуться в Польшу. Я чувствую себя поляком, мне близок польский менталитет. 

Но я хорошо чувствую себя и в Германии. Ведь у меня польско-немецкие корни. Моя мама родилась в Берлине, в день рождения Гитлера. Во время Второй мировой войны она  работала официанткой в ресторане недалеко от Сопота, который тогда принадлежал Германии. Это был роскошный ресторан, который посещали только богатые немцы, а самыми богатыми в то время были офицеры СС. Причем официантки в то время не только подавали блюда, но и танцевали с одинокими офицерами. 

А в 100 километрах от этого места мой отец, поляк по национальности, был заключенным в концлагере «Штутгоф». То есть мама вечером танцевала с теми офицерами, которые работали в этом концлагере. Мать и отец встретились после войны и полюбили друг друга. 

Когда мама сплетничала с бабушкой о соседях, она говорила на немецком, чтобы мы с братом не поняли. Когда папа слышал немецкий язык, у него волосы на руках вставали дыбом. Но никогда моя мама не учила меня любить немцев, а папа – не учил их ненавидеть. И это очень важно, что папа внушил мне, что нет коллективной ответственности народа за преступления. Это особенно актуально и в Армении, потому что я знаю армянскую историю.

«У каждого немца есть начальник, поэтому Бог не может быть немцем»

У каждого народа есть смешные стороны. Так, поляки считают, что если бы Бог не был евреем, то он должен был быть поляком. Но я ненавижу экстремизм и политику. Я помню, как папа говорил мне: «Если ты не будешь учиться в школе, то станешь политиком». Поэтому у меня две магистерские и одна докторская степени. 

О творческой деятельности

У пишущих людей есть страх опубликовать свои произведения, потому что они боятся, что подумают о них семья, окружающие. В работе писателя всегда есть элементы эксгибиционизма. Я не боюсь этого, потому что я химик и информатик. Я писал свой первый роман «Одиночество в сети» даже без названия, я просто писал текст. И вот как-то в ноябре я выпил и послал отрывок этого текста моему знакомому литературному критику в Польше. Он был консультантом журнала «Плейбой». Так получилось, что моя литературная карьера началась в этом журнале. -0-