Звезды

Швейцарский режиссер Никола Белуччи представил фильм «Грозный блюз» о сегодняшней Чечне в международной документальной конкурсной программе XII Международного Ереванского кинофестиваля «Золотой абрикос».

— Господин Белуччи, что больше всего вас потрясло в Чечне во время съемки?

Н. Белуччи — Слово «потрясло», возможно, не очень верно подобрано, поскольку мы были в Чечне три года назад, и в тот период обстановка была относительно спокойной. Мы показали все то, чего зритель не можете видеть, о чем не может рассказать. А это очень трудно сделать в плане съемок. Перед нами стояла задача рассказать историю, которую априори невозможно было рассказать. Никто не может говорить открыто, ты не можешь идти  куда хочешь, изучать то, что хочешь, ты ничего не можешь, равно как и живущие там люди. При таком раскладе, как можно снимать?

У нас не было разрешения на съемки, мы прятались, представлялись туристами. Неизгладимое впечатление на съемочную группу оказали беседы с героями картины, потому что через общение с ними мы прочувствовали их страдание. Это и было самым эмоциональным — люди, которым есть что сказать, но нет возможности это сделать.

— В вашем фильме представлены люди военного и поствоенного поколения. Первые выделяются суровой и жестокой биографией, а вторые кажутся более счастливым. Так ли это?

Н. Белуччи — В фильме представлено более двух поколений, как минимум – три…Это еще и среднее поколение. Есть еще несколько 40-50-летних женщин, чья жизнь не сложилась. Они не вышли замуж, у них не родились дети. Одна из них говорит, что «перестройка погубила мою жизнь». Иными словами, они отождествляют перестройку с войной. Все они — герои моего фильма.

— Говорят, что без четкого понимания прошлого, не может быть надежды на будущее. Вы согласны с этим высказыванием?

Н. Белуччи — Ярким примером является Германия, которая, возможно, является той страной, которая не боится говорить о прошлом. Именно этот вопрос предстояло нам решить для того, чтобы отснять концовку фильма: как завершить картину – дать надежду или оставить горькое послевкусие  разочарования…

Зритель по окончании фильма должен увидеть шанс. Мы ни в коем случае не хотели изображать разочарование. Мы постарались передать внутренний мир человека, постарались сломать стереотип «плачущей чеченки», показать ее индивидуальность.

Все они много страдали, но, что удивительно, кавказцы никогда не показывают этого.

— Вы в своей картине с разных ракурсов ставите вопрос «война или мир?»…

Н. Белуччи — Думаю, что им войны достаточно. Настало время обсуждать, выводить все на чистую воду, пробовать говорить более просто – путем компромисса. Проблема в том, что они не могут начать процесс примирения. Это и есть самый большой вызов – высказаться по-новому. Конечно, многие люди в Чечне нам говорили, что не хотят войны, не хотят отделения от России. «Мы хотим чтобы в нас уважали личность, считались с нашим достоинством, чтобы к нам относились, как к живым существам». Таково их желание.

Здесь вырисовывается вопрос компромисса. Проблема в том, что компромисс достигнут на самом верху, но его нет в плоскости обществ. Это компромисс между властями, но не между народами.

— Может, это и есть та надежда?

Н. Белуччи — Да, мы должны ее искать, а не думать о войне. И это применимо также и для Армении, для армянского общества. У вас своя огромная история о Геноциде армян…

Рецензию к фильму «Грозный блюз» можете прочитать здесь. -0-