Звезды

Армен Варданян — автор комедийных представлений «Քիթ-Cut», «Гламураин чобаннер» (Гламурные чабаны) ранее был ведущим одной из  самых рейтинговых передач на телевидении «Армения» — «Бернард шоу». В беседе с «АРКА Style» он рассказал о том пути, который ему пришлось пройти от ведущего к сценаристу.

— Армен, после долгих лет работы на телевидении, почему Вы решили начать писать сценарии?

Армен — В годы работы в эфире мне особенно полюбилась работать над сценарием. Я понял, что это дает мне особый драйв. Затем в качестве сценариста мне было что сказать, что-то, за что я буду ответственен. Именно поэтому я решил перейти к написанию сценариев. 

 — Давайте поговорим о Вашем спектакле, режиссером-постановщиком которого является Каро Балян. Почему «Гламурные чабаны»? 

Армен — Сегодня «гламурным» считается креативный человек, у которого хороший вкус и который беспокоится по поводу несоответствия, к примеру, цвета шнурка на ботинке и цвета шарфа. Человек, который очень внимателен к своему питанию, к тому, какой породы его собачонка, куда поехать отдыхать…Гламурный человек следит за собой во всем, и это неплохо. Второе слово «чабан»: чабан — свободный человек, он близок к природе. Просто чабан — пастух, это нормально, это работа. Но когда чабан хочет казаться гламурным или гламурный пытается быть сродни природе, то здесь мы получаем некий симбиоз гламура и чабана, что уже само по себе нонсенс. И это так понимается не только в Армении, но и во всем мире. 

— Носит ли представление личностный характер?

Армен — Нет, представление адресовано тому, кто увидит в нем себя. Начиная с меня… Ведь бывает же, когда ты вынужден жертвовать чем-то, надеваешь пиджак, который тебе не по душе, обувь, которая тебе не совсем нравится, в то время как с большим удовольствием прогулялся бы босиком. Наверное, в какой-то момент, исходя из общественного мнения или отдавая дань брендомании и моде, каждый из нас становится гламурным чабаном – и по одежке, и по поведению. 

— Есть мнение, что антрепризы предоставляют зрителю низкопробный юмор.

Армен — Да, по мнению многих, в антрепризных представлениях нет места тонкому юмору. Я бы хотел услышать их вариант. «Гламурных чабанов» посмотрели уже порядка 7000 человек. Билеты раскупаются за несколько дней до представления. Как это понимать? Означает ли это, что у всех напрочь отсутствует вкус и понимание юмора? На наших спектаклях я видел хохочущих людей, которых на следующий день вновь узнавал среди зрителей, пришедших на «Гамлета» или на другие шекспировские драмы. 

Я много изучал европейских драматургов – Эдуардо де Филиппо, Куни. У них очень развит ситуативный юмор. Мы тоже его используем. Но в Армении многие путают интеллектуальный юмор с хорошим юмором. Я как сценарист могу открыть один секрет: сложнее найти плоскую шутку, которая рассмешила бы и врача, и рабочего, чем подтекстный юмор.
 
— А как Вы объясняете успех своих спектаклей?

Армен — Успех проверяется временем. Бывают спектакли, когда в начале зал набит битком, а потом зрителей становится все меньше и меньше. Два наших представления больше года собирают полные залы. Может, дело в том, что мы представляем проблему доступно для понимания. В то же время стараемся, чтобы было что сказать. Кроме того, отражая действительность, предлагаем также подсказки, как действовать в той или иной ситуации. Например, в представлении «Քիթ-Cut» действие переносится в 2080-ый год, хотя там события сегодняшнего дня, есть также предложение – что делать, чтобы до 2080-го года избежать потерь. То есть, зритель уже сегодня получает предложение из будущего. А в «Гламурных чабанах» полностью представлен сегодняшний день – отношения, построенные на корысти. Политические, социальные, семейные проблемы представлены с армянским колоритом. 

— Где Вам комфортнее в роли сценариста или ведущего?

Армен — Когда аплодируют после «Гламурных чабанов» или «Քիթ-Cut»-а, и я выхожу на поклон, в эту минуту как будто весь мир принадлежит мне, и мне хорошо как сценаристу.  Когда в прямом эфире наш гость с очень «умным» видом рассуждает о Шопенгауэре, (это мой любимый философ), а ты подавляешь его своими знаниями и слышишь аплодисменты операторов, в эту минуту мне хорошо как ведущему. 

— Шутить с серьезным выражением лица уже стало для Вас привычным. Как это Вам удается?

Армен — Эта привычка у меня осталась с 1994-го года, когда проходил фестиваль молодых юмористов «Джок-шоу». У меня было огромное желание принять в нем участие, пародист во мне состязался с актером. Поскольку у меня актерских способностей не было, я для себя выбрал этот вариант, когда человек с серьезным лицом шутит на сцене. И это мне удавалось. Тогда меня прозвали «грустный». Затем было телевидение, где у меня появился имидж бесстрастного человека, который может шутить. 

— Этот почерк многим кажется наигранным. 

Армен — Да, это мне в жизни очень мешало. И сегодня есть журналисты, которые пишут: какое отношение имеет Армен к юмору? Но человек, который не имеет отношения к юмору, не может оставаться в эфире с 1993-го года. Прежде чем наклеивать ярлыки, люди, к сожалению, не вникают в суть вещей. У меня всегда была возможность лицедействовать, но я не актер. У меня исключительная специальность – я сценарист. 

— Какую передачу хотели бы Вы вести?

Армен — У меня сейчас закадровое настроение. Мягко говоря, театр меня покорил. Но через некоторое время, когда закадровое настроение пройдет, хотел бы вести политические ток-шоу. Но думаю, это невозможно, поскольку на мне печать юмориста. Для политического ток-шоу, вероятно, еще немного должен поседеть (улыбается).  

— Проводятся акции против повышения тарифа на электроэнергию. Вы участвуете в них? И интересно, найдет ли эта актуальная тема отражение в Ваших спектаклях?

Армен — Как гражданин я почти всегда присутствую на акциях. Другое дело, что не пишу об этом на своей страничке в Facebook. Во время интервью также не хотел бы об этом говорить. Проблема повышения тарифа на электроэнергию меня, безусловно, беспокоит. Например, на днях мы уже обсуждали данную проблему в представлении «Քիթ-Cut».
 
— Что Вас волнует более всего как гражданина?

Армен — Я сам не любитель афоризмов, но на этот вопрос отвечу словами философа Соловьева: «К сожалению, святых в нашем обществе больше, чем честных». Вот что меня беспокоит. И в моих постановках есть люди, которые прикидываются святыми, но они — нечестные люди. -0-