Звезды

8-ого октября в концертном зале имени Арама Хачатуряна состоится сольный концерт известного российского пианиста Алексея Любимова, который пройдет в рамках Международного фестиваля «Ереванские перспективы». Музыкант прибыл в Ереван за несколько дней до концерта и  согласился дать эксклюзивное  интервью  «АРКА Style». Конечно же, в первую очередь, захотелось поговорить о предстоящем концерте.

— Господин Любимов, представьте,  пожалуйста, свою концертную программу.

Любимов — Программа будет отчасти классической, а отчасти представит музыку 20-ого века. Я сыграю произведения Моцарта и Шуберта в первой части концерта, а во втором отделении прозвучат семь народных песен в обработке Комитаса и шесть прелюдий Дебюсси.

— Можно ли объяснить ваш выбор Комитаса 145-летним юбилеем великого армянского композитора, который отмечается в этом году?

Любимов — Я играл произведения Комитаса в Москве не так давно и подумал, что местной публике будет приятно, если я исполню его музыку. У Комитаса есть несколько циклов фортепианных пьес и обработок песен, и я выбрал маленький красивый цикл..

— Произведения скольких армянских композиторов вам доводилось исполнять?

Любимов — Армянскую музыку я играл не так много. Я исполнял отдельные пьесы, но в 60-70 -ые годы я начал играть произведения тогда еще молодого Тиграна Мансуряна. Впервые я исполнил  его музыку в Москве, затем начал гастролировать по миру, в том числе и по Армении. Признаюсь, что я не играл музыку Арама Хачатуряна и очень известных композиторов. Меня больше интересовал тогдашний Авангард, т.е. музыка малоизвестных композиторов. Конечно, сегодня Тигран  Мансурян очень популярен как кинокомпозитор, но на самом деле, он является автором серьезной музыки, поэтому я очень люблю все его произведения. Недавно я исполнял произведения Мансуряна на концерте в честь его 75-летия в Москве.

— Вы уже не в первый раз в нашей стране. Чем она вас привлекает?

Любимов — Я бывал часто в Армении, особенно в советские годы. Мне всегда нравилось приезжать сюда и продолжает нравиться. Но, к сожалению, я вижу, что в Армении уходит та культурная среда, которая была очень насыщенной в 70-80 -ые годы. Даже фестиваль, который проводят мои друзья — это фестиваль с большими артистами, тем не менее, он не заполняет той внутренней ауры, которая должна быть в столичной культуре. Это не критика, а сожаление, о том, что многие уезжают, и в основном, в Армении исполняются классики, предаются забвению композиторы 20-ого века и западная музыка. На мой взгляд, раньше интерес к этому был больше.

— А с чем это связано, может это современные мировые тренды?

Любимов — Как раз мировая тенденция расширяет горизонты. Может быть, Армения, став независимым государством, стала более культурно изолированной, отгородилась от процессов, которые в свое время захватывали Советский Союз целиком. Я помню, что в советские годы было больше резонанса, которого нет сейчас. В то время как в Европе сегодня все открыто, происходит музыкальный обмен, Армения более локализирована. Боюсь, что это может привести  к стагнации.

Что же касается вопроса о том, что мне боле всего нравится в Армении, то это- независимость  открытость и невероятное гостеприимство. У меня много друзей армян и , пребывая здесь, я одновременно ощущаю и какое-то чувство молодости, и древности. И это объединение древнего и современного сегодня свойственно очень немногим народам. Сегодня многие народы живут лишь чувством прогресса, забывая свое прошлое.

— Вы не6однократно выступали на армянской сцене и хотелось бы услышать ваше мнение относительно армянской публики.

Любимов — Я никогда не критикую публику, даже когда ее очень мало в зале. Я думаю, что все дело в настрое. Случается, что публика не подходящая, но тогда исполнителю нужно еще сильнее настроиться. Мне в советское время приходилось играть даже в колонии для несовершеннолетних. И все равно, в этот момент находишь какой-то подход, который оценивается публикой. Я думаю, что публике невозможно нравиться, ее можно лишь настроить, воспитать и поднимать до тех высот, которые дает нам музыка .

— Есть мнение, что искусство изжило себя, так как гении мирового масштаба остались в прошлом, а молодежь сегодня практически поголовно ушла в соцсети. Что вы думаете по этому поводу?

Любимов — Я могу с этим согласиться и в то же время не согласиться. Конечно, соцсети, Интернет и глобализация устанавливают свои правила, и молодым людям бывает трудно судить, где настоящее, а где подделка. Но все равно, я вижу у публики в больших городах тенденцию поиска нестандартной интересной музыки. Мне кажется, что нельзя оценивать современное положение старыми критериями. Конечно, можно назвать многих композиторов, пусть и не очень молодых, но они диктуют свое слово сегодня, пусть даже и не пользуются мировой известностью. Думаю, главное для композитора не повторять классику, а искать то, что говорит о главных человеческих вещах, оставаясь на сегодняшней волне.

— Что на ваш взгляд отличает армянскую музыку?

Любимов — Каждая нация индивидуальна, и это проявляется во всем — в мышлении, культуре, в музыкальной интонации. Сегодня сложно указать на различие интонаций, к примеру, французской и немецкой музыки, но там, где музыка более насыщенна духом древней культуры, этот дух проявляется. Сложнейшие музыкальные решения современных армянских композиторов — Зограбяна, Ростомяна и других,  но даже при всей авангардности чувствуется, что это- армянская музыка.

— А чем вы любите заниматься помимо музыки?

Любимов — Я очень люблю кошек. У нас дома есть кот. В целом же, я очень люблю путешествовать — легче перечислить страны, в которых меня не было, к примеру, это Австралия. Мне также нравится заниматься коллекционированием. В свое время я коллекционировал разные вещи, но затем понял тщетность этого занятия, так как все равно невозможно иметь все, что хочешь. Тем не менее, я очень люблю этническую музыку и слушаю музыку разных народов. Я собираю старые виниловые пластинки. Это, в основном, фольклорная и церковная музыка. Я хочу достать в Армении пластинки с записью этнографической музыки. Пока у меня есть только пластинки Дживана Гаспаряна и армянских классиков. Тем не менее, я недавно приобрёл записи 60-х годов церковных песен армянской общины Венеции. Это пение совсем не похоже на литургию, которая исполняется здесь. Вот такие вещи меня действительно интересуют.-0-