Путешествия

О сенсационных находках армянских археологов, планах ученых, а также о необходимости представления миру феномена армянской цивилизации в эксклюзивном интервью «АРКА Style» рассказал директор Института археологии и этнографии Национальной Академии Наук (НАН), член-корреспондент НАН Павел Аветисян.

— Господин Аветисян, 2014 год оказался достаточно знаковым для Армении в плане археологических открытий. Могли бы вы подробнее рассказать об уникальности обнаруженных в ходе раскопок находок?

Аветисян — 2014 год вошел в историю армянской археологии благодаря многочисленным находкам, обнаруженным в ходе раскопок. По результатам одного из них можно даже утверждать о выходе за рамки арменоведения. Речь идет о находке во время раскопок в Разданском ущелье каменных орудий труда, принадлежащих  прачеловеку. Возраст этих орудий, при обработке которых использовалась бифациальная и заменившая ее  леваллуазская техника, составляет 325-330 тысяч лет. Примечательно, что  до сих пор считалось, что тип позднего Homo Erectus или раннего Homo Sapiens сформировался в Африке, а затем распространился по всей планете. Этот человек научился в Африке обрабатывать камень, используя леваллуазскую технику, пришедшую на смену более примитивной бифациальной, которую затем распространил по всему своему ареалу. 

Ранее, где бы в Передней Азии или на территории Евразии не обнаружили бы камни, обработанные с использованием леваллуазской техники, сразу говорили, что это поздний Homo Erectus или ранний Homo Sapiens, который попал сюда из Африки. В ходе раскопок в Нор Гехи (близ Разданского ущелья) удалось выяснить, что здесь эти орудия появились в более ранний период, чем тот, которым датируются найденные в Африке орудия.

Причем все данные говорят в пользу того, что эта технология не была занесена извне, а развивалась на месте. То есть, главенствующая по сей день точка зрения об ареале распространения прачеловека из Африки может быть поставлена под сомнение. Появилась другая гипотеза о происхождении и ареале распространения прачеловека. Сейчас необходимо найти аналогичные памятники и артефакты, которые подтвердят выдвинутую нами гипотезу. Это дает основание полагать, что есть еще одна версия заселения планеты Земля, кроме традиционной. 

— Чем еще запомнился 2014 год в плане прорыва в археологии? 

Аветисян — Мы каждый год получаем очень интересные сведения из Арташата. В ходе раскопок наши археологи обнаружили там церковь, остатки разрушенной общественной бани, другие строения. Мы продолжаем находить гербовые печати, которыми скреплялись письма, грамоты, что свидетельствует о существовании в этом городе архива. Печати эти относятся к III-V векам, периоду Сасанидов. Это печати с изображением царей. Каждая из них бесценна, а мы уже обнаружили порядка 800 образцов.

В 2014 году было осуществлено 43 полевые исследовательские программы, большая часть которых была связана с восстановлением памятников. Очень важно, что правительство, понимая всю значимость нашей работы, выделило нам средства, чтобы параллельно с раскопками мы начали реставрацию и благоустройство памятников, в частности в Двине. Ранее раскопанные нами объекты постепенно вновь покрывались землей, консервировались. В этом году мы заново начнем открывать то, что было обнаружено в свое время, чтобы Двин стал достопримечательностью, привлекательной для туристов. Это очень важное и принципиально новое направление нашей деятельности. Аналогичным образом мы собираемся работать в селе Арени Вайоцдзорской области Армении. Предполагается установить там заграждения, чтобы пресечь несанкционированный доступ посторонних лиц к историческим памятникам, приводящий к их разрушению.      

— Поделитесь, пожалуйста, планами на 2015-й год?

Аветисян — За последние годы мы выполнили большой масштаб работ, собрали огромное количество материалов, значительная часть которых может поменять мировоззрение ученых не только в пределах Армении, но и в  регионе. Все эти труды должны быть опубликованы. 

Вторым этапом археологических исследований является воссоздание материалов, анализ, а затем передача в соответствующие музеи. По сей день мы как бы снимали «сливки», публикуя самые сенсационные открытия, но большая часть найденных нами материалов остается неизученной должным образом. В 2015 году это станет одним из приоритетных направлений нашей деятельности. Будут также продолжены археологические раскопки, некоторые из которых осуществляются совместно с иностранными партнерами. Однозначно будут продолжены раскопки в Двине, Арташате, Арцахском Тигранакерте. 

В этом году мы планируем провести в Армении республиканскую или международную научную конференцию, в ходе которой будут представлены и обсуждены результаты научной деятельности. Затем мы попытаемся опубликовать эти материалы, что является сложным и затратным процессом. 

— Порой создается впечатление, что в мировой археологии роль и значение армянской цивилизации представлено не в должной мере. Чем это обусловлено?

Аветисян — Когда мы говорим о шумерской или египетской цивилизации, мы имеем в виду цивилизации раннего периода с монументальными историческими памятниками, до сих пор поражающими своей грандиозностью. Когда мы говорим об армянской цивилизации, то на тот период она не была столь впечатляющей и не могла конкурировать с вышеупомянутыми по масштабности. Но сформировавшиеся на Армянском нагорье культуры являются частью цивилизации Передней Азии и имеют уникальные особенности, которые, безусловно, оказали большое влияние на ее развитие.      

Но есть еще одно обстоятельство, не имеющее непосредственного отношения к ценности, оставленного нашими предками культурного наследия. Шумерскую цивилизацию обнаружили и начали исследовать европейские ученые, прибывшие в Египет вместе с Наполеоном. Они настолько красочно описали свои находки европейцам, что спровоцировали приток туристов в Египет. Раскопки же в советский период, а также на территории Западной Армении освещались европейскими экспертами не так активно по разным причинам. Таким образом, вопрос о том, чтобы должным образом рассказать о феномене армянской цивилизации миру, лишь недавно встал перед нами. Важным направлением деятельности нашего Института является приглашение иностранных специалистов, которые должны представить научному сообществу независимую экспертную оценку об армянской цивилизации. Опыт показывает, что когда об этом говорят армянские эксперты, их зачастую обвиняют в национализме. -0-