Кино

И снова, в преддверии Нового года, многомиллионная армия любителей «высокого фэнтези» прильнула к экранам для того, чтобы в последний раз окунуться в вымышленный мир Средиземья, вслед за  добродушным любителем табачка и уютной норки — храбрым хоббитом Бильбо Беггинсом и компанией. 

Как выяснилось, «Битва пяти воинств» станет, очевидно, последней экранизацией Дж.Р.Р. Толкина, так как его сын, 90-летний Кристофер Толкин, в последний раз дал право адаптировать произведение великого отца все тому же Питеру Джексону – единственному и чудотворному киноинтерпретатору волшебного мира Толкина. 

А ведь всего за несколько десятилетий до первого «Властелина Колец»  многие литераторы и даже киноведы считали трудным, а то и невозможным экранизацию книг Толкина, ставя  эту сложность чуть ли не наряду с магическим реализмом Маркеса и фантасмагориями Булгакова. 

Но не тут-то было. Во многом именно на пресловутом Толкине Джексон сколотил уникальные кассовые сборы (более 1 миллиарда долларов),  успешную репутацию как режиссера, так и продюсера, пройдя дорогу от новозеландского перспективного экспериментатора до рыцаря Британской империи.

Итак, последняя часть трилогии уступает предыдущим, в первую очередь, хронометражем. Многим может не понравиться длительность сцен битв и минимализация, а порой и примитивность диалогов, а также заядлые толкинисты будут негодовать относительно нескольких искусственных сценарных линий, которые были вмонтированы в фильм самим Джексоном и сценарной группой. 

Однако, наверное, было бы благоразумно оценивать «Хоббит» не как самостоятельные три фильма, а как, условно говоря, одну девятичасовую картину, где внедрение нетолкиновских сюжетных линий просто неминуемо, ибо по-другому просто будет невозможной экранизация в девять часов небольшой книжки в стиле старых сказок для детей. 

Как и в предыдущих частях, в фильме доминирует масштабность, эпичность, но и, конечно, спецэффекты, которые не мешают или даже, наоборот, помогают насладиться неземной красотой пейзажей и волшебством вида новозеландских ландшафтов. 

Музыкальным же оркестром Средиземья традиционно руководит композитор Говард Шор, который, как всегда, преподносит уникальное музыкальное оформление и сказочные звуки, которые порой делают Средиземье неким желанным местом, убежищем  для зрителей, прячущихся в вымышленном мире от тусклости мира реального. 

Актерский состав, в основном, включил старых знакомых, таких как сам Бильбо – Мартин Фримэн, Иэн Маккелен, Кейт Бланшетт, Сэр Кристофер Ли, Орландо Блум и многие другие , как например, Шерлок-Бенедикт Камбербэтч, который хоть и мимолетом, но радует поклонников своим  присутствием. 

Помимо диалогов и длинных сцен сражений в копилку критики добавляется также, уже ставшее традиционным, непонимание многими толкинистами вектора трактовки его произведений и неспособность передачи той философской и даже социальной глубины, которая скрывается в многочисленный метафорах и глубинных идеях Толкина. 

И что особо знаменательно – армию несогласных уже в который раз возглавляет никто иной, как сам сын Толкина – Кристофер, который сокрушается: «Толкин превратился в чудовище, пожираемое своей собственной популярностью. Абсурдность нашего времени поглощает его. Между красотой и серьёзностью его работ и тем, во что они превратились, лежит ужасающая меня пропасть. Коммерциализация свела художественную и философскую важность его творения на нет. У меня есть одно решение: отвернуться и не смотреть».

Сам же «принципиальный» сын Толкина, призывающий «отвернуться и не смотреть», продает права на экранизацию уже в шестой раз. Но так как это, по всей видимости, последний раз, – получилось то, что получилось, а уж экстремальной популяризацией произведений отца Кристотофер точно обязан Джексону, благодаря которому число знающих Толкина, даже до «Хоббита», зашкаливает за миллиард.

Тем не менее битва оказалась последней, и после эпичного финала саги, под финальную песню с символичным названием «Last Goodbye» исполненную актером Билли Бойдом, мы заканчиваем наше уже многолетнее путешествие в пучину загадочного Средиземья.

А для повторных переживаний нам остается два выбора: совершить обратный вояж, пересматривая трилогию, либо получить гарантированное удовольствие от путешествия с большого экрана обратно на страницы книг бессмертного дядюшки Джона. -0-    

Карен Аветисян — специально для «ARKA Style»