Кино

Международный кинофестиваль «Берлинале 2015» теперь уже стал еще одним эпизодом в истории мирового кинематографа, но оставшееся послевкусие еще долго будет волновать и будоражить фанатов и поклонников . И впрямь, трудно забыть царящую на Берлинаре атмосферу, и ощущение, что режиссеры со всех континентов, словно невидимые ангелы из фильма «Небо над Берлином», заглядывают через экраны в сердца и головы обитателей и гостей немецкой столицы, прибывших для просмотра фестивального кино.   

Киноманы со спальными мешками караулили ночи напролет ради одной единственной цели – утром оказаться первыми в кинотеатральных очередях, чтобы стать обладателем  счастливого билета: ведь аншлаги были абсолютно на все сеансы. Именно так проходил закончившийся 15-го февраля 65-й Берлинский международный кинофестиваль.

В список картин Берлинале были включены фильмы самых разных жанров, стилей, экспериментальных концепций и бюджетов: от многомиллионного «Рыцаря кубков» Теренца Малика до почти что «бесплатного» «Такси» Джафара Панахи, которому и достался главный приз фестиваля — «Золотой медведь».

Но, обо всем по порядку.

В этом году в высоком жюри председательствовал американский режиссер, сценарист и продюсер Даррен Аронофски, и членам его команды предстояло за десять фестивальных дней определить победителей и призеров, выбрав их среди всего этого разнообразия  жанров и достойных имен, среди которых блистали Питер Гринуэй, Теренс Малик, Вернер Херцог и другие.

Фестиваль открылся полярной мелодрамой «Ночь никому не нужна» испанского режиссера Изабель Койшет, с очаровательной Кейт Бланшетт в главной роли. Фильм рассказывает о гренландском любовном треугольнике, во главе которого американский покоритель Северного полюса Роберт Пири. Картина была принята тепло, но в родную Каталонию Койшет вернулась с пустыми руками.

Не задолго до дня Святого Валентина в Берлине была показана нашумевшая экранизация эротического бестселлера Эрики Леонарды Джеймс «Пятьдесят оттенков серого». В отличие от скандального романа, филь не вызвал ожидаемого резонанса: и публика, и кинокритики приняли картину достаточно прохладно. К тому же, согласитесь, шокировать эротическим садо-мазо берлинского избалованного зрителя под силу далеко не каждому. К удивлению многих, среди тех, кому это удалось сделать, оказался седовласый гений британского кино Питер Гринуэй, который и впрямь поддал фестивалю скандального жару, представив в основной конкурсной программе эксцентричный байопик «Эйзенштейн в Гуанахуато», повествующий о мексиканском гомосексуальном отрывке жизни великого Сергея Эйзенштейна. 72-летний Гринуэй умудрился сочетать в фильме и кадры советской хроники, и анимационные вставки, и рисунки самого Сергея Михайловича. Тут и секс, и коммунизм, и мексиканские художники Фрида Кало с Диего Риверой.

Теренс Малик порадовал своего зрителя психоделической драмой «Рыцарь кубков»  с плеядой звезд, в числе которых Кейт Бланшетт, Кристиан Бэйл и неподражаемая Натали Портман. Еще одна звезда — Николь Кидман перевоплотилась в  Королеву пустыни в одноименной драме другого 72-летнего мастера, немца Вернера Херцога.

Не менее именитый соотечественник Херцога Вим Вендерс вне конкурсной программы привез в Берлин тяжелую драму с оптимистичным названием «Все будет хорошо» с Джеймсом Франко и Шарлоттой Генсбур в главных ролях, о писателе, случайно оказавшемся виноватым в смерти собственного ребенка. 

Не обошлось на Берлинале без российского следа: помимо эйзейнштейновских страстей, в общей сложности еще 6 фильмов были представлены на обозрение критиков и зрителей. После недавних  триумфов Кончаловского и Звягинцева многие ожидали новых побед. Надежды в первую очередь возлагались на Алексея Германа младшего и его картину «Под электрическими облаками».  Однако главный приз Герману так и не достался, но создатели картины уехали из Берлина не совсем с пустыми руками: Сергей Михальчук и Евгений Привин удостоились «Серебрянного медведя» за операторскую работу.

А вот главный трофей Берлинале – «Золотой медведь», присужден  творению запрещенного гения нового иранского кино, опального певца свободы Джафара Панахи, его  экспериментальному и самобытному фильму «Такси». К слову, это не первая награда иранского режиссера. В 2013 годы он получил «Серебряного медведя» за лучший сценарий с фильмом «Закрытый занавес», а в 2006 — Гран-при жюри за картину «Офсайд». Мало кто знает что такое кино для Панахи, человека, которому в родном Иране официально запрещено делать съемки, но он умудряется, будучи водителем такси, снять на камеру беседы с пассажирами, которые рассказывают ему свои истории, каждая из которых тянет на отдельный фильм, который запрещено снимать слушателю этих историй. Но Джафар Панахи – гений в немилости иранских властей и лауреат премии «За свободу мысли» им. А.Д. Сахарова – умудрился сделать фильм из этих самых диалогов. И хотя слезы счастья блестят в глазах его племянницы, получившей главный берлинский приз вместо него, понимаешь, что настоящий победитель — это свободное искусство, не знающее ни границ, ни запретов.

Карен Аветисян — специально для «АРКА Style»