Звезды

Творческий вечер «Путь к себе» народный артист Армении Грант Тохатян начал неожиданно.

«У меня нет слуха, ноги двигаются сами по себе, а стихи я читаю только детям, после чего они плачут. Так что я рассчитываю на вашу помощь, чтобы как-то вытянуть этот вечер», — сказал Тохатян.

При этом любимый актер явно лукавил, так как полный зал слушал его рассказы о жизни и творческой судьбе, затаив дыхание.

Все мы родом из детства

«У меня, как и у всех нас, были самые лучшие родители. К сожалению, они оставили меня одного: у меня нет ни братьев, ни сестер. Зато есть замечательные друзья, в числе которых и мои сыновья», — начал Тохатян.

Он также рассказал романтическую историю любви своих родителей, которым пришлось бежать, чтобы пожениться, так как семьи были против брака простого водителя и девушки из интеллигентной семьи. Просто так получилось, что, потеряв во время бегства из Карса отца, Тохатяну-старшему пришлось отказаться от учебы, чтобы вырастить четырех сестер.

Связанный с КВН навеки

Первой страстью в жизни Тохатяна стал КВН. Ради этого он даже поступил на факультет физики в университет, где, однако, продержался всего семестр. Именно на основе КВН и был создан «самый прекрасный» для актера Камерный театр, где он сделал свои первые шаги в профессии.

«Камерный театр стал называться театром только потому, что мы не знали точно, чем мы занимаемся в так называемом Мужском клубе, где собирались по вечерам. Назвав же получившееся театром, нам пришлось получить актерское образование», — вспомнил Тохатян.

По его словам, в переломные для страны годы уйдя из театра, он пришел в компанию «Шарм», также созданную бывшим КВН-щиками из ЕРМИ, где и работает до сих пор.

Гость в собственном доме

«Я всегда мечтал побывать в Карсе, где жили мои предки после того как переселились из маленького села Тохат. Моя тетя столько рассказывала мне о Карсе, что я сразу нашел и нашу улицу, и наш дом. У меня даже есть ключи, оставшиеся от отца», — рассказал Тохатян.

Он признался, что от посещения Карса у него остались двойственные чувства.

«Я очень обрадовался, увидев свой дом и испытал горечь от того, что стал в нем нежеланным гостем. Живущая в доме семья курдов пустила меня во двор, но узнав, кто я, в дом не пустила и не разрешила взять даже камешек со двора на память», — рассказал Тохатян.

Он обещает, что обязательно повезет туда детей, чтобы не терялась связь времен и поколений.

Карабахская эпопея Тохатяна

«С 1994 года я начал ездить в эту чудесную страну, в которую влюбился. Компания «Шарм» предложила президенту Карабаха программу по строительству в Степанакерте и Шуши театров, а также создания телевидения. В настоящее время изыскиваются средства для осуществления этих проектов», — рассказал актер.

Он поведал также, что уже 21 год ведет телемарафон в Лос-Анджелесе, средства от которого направляются на строительство дорог, больниц, школ. «Меня даже обвиняют в том, что я присваиваю 10% от собираемых сумм. Если бы это было так, я бы построил театр в Степанакерте и два в Ереване», — пошутил Тохатян.

Он также вспомнил курьезную историю, когда в благодарность за 20 лет проведения телемарафона попросил у президента Карабаха в награду звание капитана, чтобы его дети могли называть себя детьми капитана Гранта.

Заслуженный кинопапа

Комментируя тот факт, что он часто в последнее время играет роль отца семейства Тохатян ответил, что неслучайно всегда был другом своих детей. Взрослые сыновья звонят ему два раза в день с отчетом, что делают и интересуются, что делает папа.

«Актерский талант дается от Бога. Видно, когда родились мои сыновья, он прошел мимо. А вот Лилит рождена для сцены, Господь не просто коснулся ее, а приложил к ней руку», — рассказал Тохатян.

Киноактер поневоле

Тохатян сделал неожиданное признание, что не любит сниматься в кино, для него родной является сцена. Это не помешало ему хотя с большими перерывами сняться в большом числе фильмов, начиная со времен учебы в студии при «Арменфильме». В частности, он сыграл и неожиданную для себя роль революционера Камо, и роль самого себя в фильмах «Наш двор», и роль отца семейства в «Последнем из Магикьян», и многие другие роли.

Я не стал бы мэром сегодняшнего Еревана

«Я обожаю Ереван, никогда не собирался и не собираюсь отсюда уезжать. Мы можем 26 часов говорить о том, во что превратился наш город. Но есть что-то, во что можно влюбить своих гостей», — сказал Тохатян.

Он не хочет быть мэром не потому, что недостаточно любит свой город или не знает, что надо сделать, а потому что уверен: кто бы ни был сегодня мэром Еревана, ему ничего не дадут сделать.

«Я стал членом старейшин Еревана, так как надеялся, что смогу что-то изменить. Но оказалось, что от меня ничего не зависит. Все решения принимаются заранее», — признался Тохатян.

История об «Истории одного землетрясения»

«Работа в этом фильме является важной страницей моей биографии. За 28 лет мы впервые обратились к этой теме в фильме. В фильме сделана попытка через историю одной семьи показать трагедию целого народа», — сказал Тохатян.

Он вспомнил одну историю, связанную не с фильмом, а с землетрясением. На следующий день после 70 декабря 1988 года коллектив Камерного театра поехал в Гюмри, чтобы помогать пострадавшим, откуда их через два дня выдворили профессиональные спасатели.

«Но под Новый год мы собрали игрушки и одежду и опять поехали в Гюмри. Одевшись в костюмы сказочных героев, мы вылезли из автобуса, нашли какую-то елочку и повесили игрушки. К нам начали сбегаться дети», — рассказал Тохатян.

Он вспоминает, что когда дети начали читать стихи и водить хоровод, многие актеры не выдержали и убежали в автобус.

«Остался я один в костюме Деда Мороза. Но когда дети спросили, исполняю ли я желания и начали просить вернуть маму, папу, сестричку, я тоже не выдержал. Не дай Бог, мне еще раз сыграть такую роль. И хотя я бегал в автобус, чтобы поплакать на плече у Ара Ернджакяна, я должен был доиграть ее до конца», — рассказал Тохатян.